12:17 

Quiterie
Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
изображение
Сербский Исход в 1690-х годах (Великое переселение сербов), художник Пая Йованович


«Древний монастырек мирно и приветливо глядит на подъезжающего путешественника пятью главками своего старого храма, с высоты своего холма приютившегося под защитою неприступных горных стен у самого подножия их. Два [47] каменные дома окружают церковь, а на обрыве холма, над ручьем, еще высятся остатки былого замка злосчастного царя Лазаря. Когда-то это был семибашенный замок, но теперь видны торчащие осколки только двух круглых башен, да хорошо уцелевшая массивная четырехугольная башня, где жил сам Лазарь. Снизу не было входа в эту башню; вероятно в нее вели двери с какой-нибудь разрушенной теперь стены; но наверху сквозь распахнутую грудь башни можно хорошо разглядеть нависшую над развалинами нишу дворцовой церкви царя Лазаря, расписанную по синему фону фигурами святых.

Храбрый и благочестивый царь Лазарь, воинская слава которого, по выражению народных песней, «прошла в горы и скалистые ущелья, в Герцеговину и Албанию, до утесистого морского берега и до старого дужда великолепного Млетана» (венецианского дожа), жил в этом замке со всею семьею своею; одна из башен называется до сих пор Милошевою, потому что в ней обитал любимый герой сербских народных сказаний Милош Обилич, или Кобылич, ни разу не побежденный победитель турок во ста сражениях, поразивший собственноручно султана Мурада в его шатре на Косовом поле и заплативший за этот подвиг своею жизнью.

Была в замке и башня другого зятя Лазарева — изменника Вука Бранковича, главного виновника Косовского поражения сербов, но сербы сами разрушили ее до основания. За ручьем Раваницею против замка царя Лазаря стояла в его времена построенная им больница с церковью, но теперь мы нашли там среди лесной поросли только глубокую черную пещеру в скале.

Народ рассказывает об этой пещере всякие легенды. Уверяют, будто она тянется до самого Зайчара на протяжении нескольких десятков верст и что через нее в прежние времена спасались в минуты опасности. В монастыре рассказывали нам, будто одна девочка пастушка, выгоняя овец из пещеры, прошла через нее из Зайчара и явилась в Раваницу, но силы ее не могли выдержать этого томительного подземного путешествия и, придя сюда, она будто бы умерла в монастыре.

Король Милан, посетив вместе с королевою Раваницу, тоже ходил в эту пещеру в сопровождении факелов, но, пройдя целый час, был остановлен подземною водою, которая прекратила дальнейший его путь. [48]

Монастырь и замок Раваница были построены царем Лазарем, так что уступают по возрасту обителям Студеницы и Жичи. После Косовского побоища сын Лазаря Стефан перенес его кости, как говорит старая сербская песня, «в задушбину его в его прекрасную Раваницу, под высокую, под Кучай-планину, что соградил Лазарь церковь еще при жизни своей, что соградил себе задушбину на свой хлеб, на свои деньги, без слез без сиротских»; но когда через пятьдесят лет после Косова турки овладели замком и монастырем, останки царя мученика, глубоко почитаемые сербским народом, были перенесены за рубеж Сербского царства, во владения австрийского цесаря, в тот Срем, или Сирмию — пограничную с Сербией страну между Дунаем, Савою и Дравою — куда сербский патриарх Арсений Черноевич возымел, в 1690 году, несчастную мысль перенести «Славяно-сербский патриарший престол» из разрушенной турками Печи и переселить вслед за собою 37.000 сербских семейств из разоренного Сербского царства.

В знаменитой тамошней лавре «Фрушка гора», в монастыре Врдник, недалеко от Карловца, теперешнего местопребывания патриарха австрийских сербов, до сих пор сохраняются вместе с серебряною моделью Раваницкой церкви, праздничным платьем царя Лазаря и различными историческими документами, касающимися Раваницкого монастыря, мощи св. царя, привлекая к себе в день 15-го июня бесчисленное множество богомольцев изо всех стран, где только живут сербы. Богатство и роскошное убранство этого сербского монастыря, как уверяли нас в Раванице, превосходит всякое воображение. Но это внешнее благосостояние австрийско-сербской церкви не может вознаградить собою той смертельной раны, которая была нанесена сербскому православию злополучным поступком патриарха Арсения. Он имел, конечно, очень важные причины к задуманному им перенесению центра сербского православия из древнего исторического гнезда в чужую землю, где вместо невыносимых турецких притеснений и обид ему обещана была полная свобода вероисповедания, самостоятельность местного управления посредством выборных народом властей и свобода сербского племени от податей, с одним только условием — быть верными стражами против ненавистных им турок южных рубежей Австрийской империи. Но будущее показало, как прискорбно ошибся несчастный патриарх. Сербская народность [49] на северных берегах Дуная была скоро задавлена наплывом мадьярских, валашских и немецких колонистов и почти везде уступила пм господство, едва отстаивая в настоящее время свое право на самостоятельное существование; свобода православия торжественно обеспеченная грамотою венского цесаря на деле окончилась насильственным обращением сербов в унию, вследствие которой уже в 1751 г. сто тысяч сербов ушли из Австрии в южную Россию, где императрица Елисавета устроила из них так называемый славяно-сербский округ, до ныне сохранившийся в названии Славяносербского уезда. Самый сан сербского патриарха был уничтожен распоряжением австрийского правительства и только в годину смертельной опасности, которой подвергалась Австрийская монархия от восстания венгров, сербы, геройски сражавшиеся против них за австрийскую корону в своем народном собрании, 1-го мая 1848 г., заставили восстановить сербский патриархат в лице митрополита Иосифа Раячича.

Так же вероломно поступила всегда коварная Австрия и с политическими правами сербских поселенцев своих. Первый же выбранный сербами воевода был заточен в крепость и там окончил свои дни после 22-летних страданий. Вместо излюбленных народом своих же властей сербы были отданы на произвол и притеснения мадьярских и немецких начальников и обременены, вопреки цесарской грамоте, самыми тяжелыми податями. Но главный вред нанесен был переселением Черноевичем самой Сербии. Так называемая «Старая Сербия», основа всего Сербского царства, обратилась сразу в пустыню, потому что переселенцы, двинувшиеся вслед за патриархом, были именно жители мест, ближайших к патриаршей Печи, Дечанам, Призрену, Косову полю, Новому Пазару и пр. Сейчас же вслед за этим отливом лучшей сербской крови от самого сердца сербского тела в образовавшуюся пустоту хлынули со своих бесплодных гор дикие арнауты Албании, и плодоносные равнины Старой Сербии, сиявшие древними монастырями и богатыми православными храмами, «задушбинами» тут же погребенных славных «кралей» Сербии, обратились с тех нор в гнездо самого ярого мусульманского фанатизма и в недоступную глушь албанского варварства.

Оттого, когда Кара-Георгий поднял впоследствии свое геройское знамя на освобождение родины, все сербские земли [50] стали под это народное знамя, но Старая Сербия — сердце древнего царства — не только не могла присоединиться к призыву свободы, но даже остановила своими арнаутами движение Кара-Георгия в братскую Черногорию и лишила сербов возможности восстановить в эту благоприятную для них историческую минуту Сербское царство в его старых пределах».

Из путевых очерков по Сербии "В братской земле" Маркова Е. 1898 год.

@темы: XIX век, XVII век, XVIII век, Война, Графика, Европа, Литература, Не свое

Комментарии
2014-04-12 в 18:24 

Массандра
Совы не то, чем они кажутся.
Красота. Спасибо.:)

2014-04-13 в 14:17 

Quiterie
Fête galante. Only (17)80s kids remember this.
Массандра, не за что!
Жалко, мало кто интересуется южными славянами, хотя тот край очень самобытен и интересен.

   

Новая История

главная